Инженерный замок

Дом на Елисейских полях La Maison Champs Elysees оформил дом моды Maison Martin Margiela.

С улицы скульптора Гужона он выглядит как все достойные парижские отели. Легкое сомнение начинаешь ощущать в вестибюле — посреди него, рядом с парадной лестницей цвета сливочного мороженого с шампанским, стоит черная будочка персонала. Больше двух человек в этот остроугольный киоск не поместить, так что не надейтесь пройти чек-аут быстрее, чем получится. Нас много, а они одни. С первого взгляда видно: для бизнес путешествий этот отель — идеальное место.

Дизайн вестибюля очень хорош. В нем есть многое, к чему мы привыкли в магазинах Margiela — сочетание белого и черного, использование фотографий-обманок вместо декора. На стенах — как будто бы следы от висевших здесь картин, на полу — как будто бы рассыпанные в беспорядке черные квадратики мрамора. Впечатление такое, будто по ним прошлись метелкой, да так и оставили. Красиво, изобретательно, даже очень.

Но когда вы поднимаетесь по торжественной лестнице и открываете имперскую дверь, вас ждет сюрприз. Вы оказываетесь в абсолютно черном пространстве, где только ради вас не сразу и ненадолго зажгут свет. Смотрите под ноги, потому что впереди лестница. Не переживайте, вы не первый, кто на ней спотыкается, поэтому здесь и предусмотрены большие белые полосы, как на тротуарах для слепых.

Этим моментом перехода дизайнеры очень гордятся. Вы только представьте: ожидали одно, а тут на тебе — другое. Вместо понятного гостиничного коридора таинственный черный-черный лабиринт. Номера номеров читаются, но с некоторым трудом. Черную табличку с надписью «Уберите, пожалуйста» не видно в упор, поэтому мне пришлось звонить к концу дня из так и не убранного номера и дублировать команду голосом. Нельзя требовать невозможного от людей без приборов ночного видения.

Кроме черной части Couture в отеле есть часть серая — Boutique, и если черное можно списать на арт, то мышиное серое отдает отсутствием воображения. Путь в серое начинается с лифтового холла, оклеенного тонким серебром на манер сусального золота, что выглядит нержавейкой и напоминает даже не приемный покой, а прямо-таки мертвецкую. И хорошо, что титульный дизайнер Maison Martin Margiela не настоял на том, чтобы обслуживающий персонал носил, как в его бутиках, белые халаты.

В номере изобретательный стиль «Театральной студии на Юго-Западе» уступает место общеупотребительному минимализму. Серые стены, черная мебель на никелированных трубках, серый пол с красным ковром, который тоже оказывается обманкой — он на полу изображен. Ванная и туалет отделаны квадратной белой плиткой нашего детства, но при этом, непонятно почему, неуловимо напоминают вокзальные места общего пользования. Ничего личного, ничего лишнего.

Это вызывает оторопь — как такое возможно? В пятнадцати шагах от Гран-Пале, на самых богатых улицах столицы света создать пространство, которое полностью отрезает тебя от Парижа?!

Я совсем не против минимализма, мне просто кажется, что минимализм — прекрасная рамка для чего-то большего. Я понял бы, если бы из черного-черного коридора выходил на захватывающую парижскую панораму в серой рамке окна. Но вид из окон, право же, не заслуживает того, чтобы ради него забыть о комнате.

Дом был построен в 1866 году для герцогини Риволи в духе достойных османновских времен. Он переходил из одних герцогских рук в другие, пока его не купила ассоциация выпускников Ecole Centrale des Arts et Manufactures, знаменитого инженерного университета Франции. Они возвели гостиницу в саду старинного особняка и доверили его управление специалистам. И разочаровались — последним в 2009-м отсюда съехал Sofitel. Владельцы-инженеры не хотели больше обращаться к отельным гигантам, которые, наверное, обставили бы их дом, как многие новые парижские отели, китайским дизайном в духе турецкого курорта. Вместо этого позвали Дом Мартина Маржела, который сделал им дизайн по одежке — интеллигентный, театральный, но при этом не разорительный.

Отличный вариант для тех, кто устал от избыточности гранд-отелей и хочет остаться в своей чистой серой комнате и наконец-то спокойно подключиться к интернету. Соответственно формируется и список постояльцев, в котором лидируют французы (видали они этот Париж), деловые неромантичные американцы, англичане — модная публика, предпочитающая все «тренди». В Париж ведь, случается, приезжают люди, которые его не любят, — считая избыточным, приторным, как крем-брюле, залитым соусом, как мясо по-бургундски. La Maison Champs Elysees — спасительный выбор именно для них.

Алекс Тархун

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.